You are viewing Награда за Печали

Август на крыше

Лето, точно как баржа с арбузами
Уплывает от нас по Днепру
Где рассветы, с засмоглыми пузами
Без одышки не ходят к утру

Небеса с давних лет позначаются
В музыкальном ряду нотой «Си»
Коль чудес для тебя не случается
Потрусить звезды август проси

Я встречал этот август на крыше
И за счастьем твоим наблюдал
Бог, возможно, меня и не слышал
Только клятву я все-таки дал

Может сбудется это не вскоре
Мы у детства поныне в долгу
Где встречая рассветы у моря
Жить мечтали на том берегу

Эти честные детские клятвы
Вымпел выросших наших сердец
Их к груди прижимает опрятно
Каждый следующий август-гордец

Да однажды, в закат сухопарый
На другом континенте уткнусь
Встретив очень счастливую пару
Детским клятвам своим улыбнусь

Я сидел в этот август на крыше
И за счастьем твоим наблюдал
Бог, возможно, меня не услышал
Только клятву я все-таки дал

Она сбудется может не вскоре
Мы у детства по жизни в долгу
Где встречая рассветы у моря
Жить хотели на том берегу

Лодочная станция

Лодочная станция — с вишней табаки
Загибают матами рыбаки крючки
Баечка негромкая под стакан идет
Завтра навигация — лодка воду ждет

Пахнет неподдельною скошенной травой
Точно бровь подкрашенный номер бортовой
Шлюпки закачаются в молодой волне
Но до навигации — истина в вине

Множилась история — шторм и острова
Дядьки-акватории аж до рукава
Лыбились рассказчику в камышей усы
Новый день затеяли сорванцы-часы

Дым из ножек козьих шел, важно, напоказ
Блеснами вопросы ниц падали в рассказ
После, бывший слушатель — пепел в бороде
Спел в ответ на суше всем песню о воде

Снились лодкам шепотом крейсер и ладья
Шли по сонным хлопотам на причал дядья
Щурил вслед смотритель им глазки-поплавки
На течение лег привет морю от реки

Лодочная станция — ночь темна займет
Где духарик наискось слово завернет
Свиснув им, как в паруса ветер-верхолаз
Завтра навигация — раз — и на матрас!

Восемь отрезков ночи`

Отмеряла Большая Медведица
Деве восемь отрезков ночи`
По Пути разбрелась гололедица
И в хвосты самолетам бурчит

Задушистились росы в черничнике
Отражаясь в зрачках у луны
Там где звезды — небес пограничники
Пропускать свет дневной не вольны

Вылетными мышата летучие
Замахали в свой первый полет
Комары, оркестровою тучею
Тушь жужжали им жизнь напролет

Дуб стоял часовым над грибницами
Вену бросивших к лесу рукой
Толковал чинно берег с куницами
Про их сонный ночной водопой

На лице у пригорка мигающим
Желтым глазом слезился костер
Луг в уснувших цветах утопающий
Облетал светлячок-волонтер

Разразилась трещеткою аиста
Темнота от гнезда на столбе
Этой мантрою он собирается
Птицу счастья призвать и к себе

А ежонок спешит за родителем
На лужайку, где ужинал уж
Представляя себя победителем
Так забавно еще неуклюж

Сплошь кувшинки расшили по зеркалу
Заводь с именем древним — Старик
Вниз звезда пронеслась водомеркою
Под совиный восторженный вскрик

Нарезала Большая Медведица
Деве восемь отрезков ночи`
И к девятому хочет примериться
Наблюдай. Восхищайся. Молчи.

Время «Ты».

Время сладких кофейных напитков
Где причудливый немец Араш
Носит брауни в пористых слитках
И язык донимает не наш

Время терпких снегов
Близких запахов серого цвета
Полубыстрых шагов
Шестиструнной такой теплоты

Время главных вещей
Заплетенных в узоре браслета
Самых первых ночей
Теплых, сонных ресниц, время — ты

Время встреч в еще ярких одеждах
Там где скорость спортивных машин
Совпадает с возникшей надеждой
Превзойти пики прежних вершин

Время гибких фигур
По-мультяшному лестничных маршей
Разнобокой и дальней
Такой неподдельной мечты

Время наших детей
Что мгновенно становятся старше
Теплых булочек кныш
Треска пряных свечей, время — ты

Время жизни на разные страны
Где часы, в непохожие дни
Ковыряются стрелками в ране
Что лишь только сильнее саднит

Время полностью новых привычек
По-другому отзывчивых книг
И каминов, зажженных без спичек
Да густых сожалений вериг

Время строже в себе разобраться
Подстригая иллюзий кусты
Выдох — в новое время собраться
Вдох — и лето вокруг. Время — ты.

«Ни, Ни…»

Ни стихов, ни грехов, ни совета
Не надумал я с летних пор
А на темной полоске света
Беспричинный затеял спор

Все сидел на высоких крышах
Громко слушал, как вдаль молчишь
И из тех коридоров вышел
Где ты в каждую дверь стучишь

Ни пера и ни даже пуха
Ни шестерки и не туза
И двух нот подобрать по слуху
Не сумела к тебе гроза

Ни созвездия, ни планеты
Не просунулось из-за туч
На одни я плевал приметы
На другие — ну не могуч

И ни недругом, и не другом
Не смеясь, но и не грубя
Путник смотрит с другого круга
Ожидающего тебя

Сумерки. Блюз.

Встряли сумерки в нас, серой трещиной между мирами
Зажигаются окна и шторой подводят глаза
А застенчивый блюз, что домой в кофре ездит на раме
Вдруг построился в звуки, да так, что ни слова сказать

Раззевался чердак, и подъезд шумно дверью закашлял
Две фальшивые ноты простит не придирчивый слух
Из шести голубей с чисто белым крылом нараспашку
Балагур-голубятник подрезал не более двух

Придирается память — мне здесь улыбались аллеи
Жил каштан на углу, хоть и очень уже пожилой
Заиграл гитарист — ни себя ни ладов не жалея
И прощался туман с ним блестящей своей похвалой

Этот город — ковчег, путь в века безпрерывно державший
Нот плывущий дымок — хостел всех что-то ищущих душ
Белым камнем взлетит, по-утиному с крыши сбежавши
Голубь, точно представив, моря покоряющих клуш

Символ входа в метро, в небе высмотрел Касиопею
И на голову встал, до закрытых дверей взяв баланс
Блюз вздохнул — вот опять, показать ей себя не успею
Да к фонтанам побрел, прямо в теплую ночь, на фриланс

Так вдвоем, через раз, блюз и сумерки ждали рассвета
Только тот никогда их от сна по утрам не будил
Солнца ярким прогибом он строил для города лето
Как играл гитарист посвященный ему же мотив